Рубрики
Истории реагирования Обучающие курсы Полезные материалы

Тренинг «Уменьшение барьеров, связанных с нарушением прав человека (ReAct)»

22-23 июня в Ташкенте был проведен тренинг «Уменьшение барьеров, связанных с нарушением прав человека (ReAct)», для действующих и будущих РЕАкторов, которые помогают людям, живущим с ВИЧ и представителям уязвимых групп преодолевать правовые барьеры при доступе к услугам по профилактике и лечению ВИЧ / СПИДа с участием региональных представителей организации (из Самаркандской, Бухарской, Ферганской и Наманганской областей).

Цель тренинга: Расширения помощи людям, живущим с ВИЧ и представителям уязвимых групп преодолевать правовые барьеры при доступе к услугам по профилактике и лечению ВИЧ / СПИДа.

Ведущим экспертом тренинга является региональный координатор РЕАкт в Восточной Европы и Центральной Азии Виктория Калынюк из Альянса общественного здоровья. Теоретические лекции, групповые обсуждения, практические сессия по работе с инструментом РЕАкт, нацелены на повышение знаний и компетенций аутрич-работников, равных консультантов с Ташкента и других регионов Республики Узбекистан.

Открытие семинара 22 июня началось с приветственного слова представителей, они рассказали о значении тренинга, опыте работы в Узбекистане по программе «Уменьшение барьеров, связанных с нарушением прав человека (ReAct)». Были заслушаны ожидания участников. В конце приветственной части команда тренеров пожелала участникам семинара плодотворной работы.

Далее была проведена презентация по обзору собранной статистики нарушений прав за 2021-2022 год в Узбекистане, а также было рассказано, что удалось задокументировать через программу REAct.


После короткого кофе-брейка была подробно изложена ситуация с законодательством страны касательно ЛЖВ и ключевых групп в Узбекистане. Была проведена небольшая дискуссия в ходе которой были разобрана ситуация по поводу законодательства в различных регионах страны, участники тренинга поделились информацией по своим регионам, а также своим видением, что можно сделать для улучшения этих проблем и в каком направлении стоит двигаться.

Следующей по очереди была сессия, в ходе которой участникам тренинга рассказали о принципах работы с системой REAct. Наглядно была объяснена методика документирования кейсов в системе.

Перед кофе-брейком участники были поделены на группы, им были объявлены подробности предстоящей практической групповой сессии. После чего участники могли обсудить моменты реализации их задания во время кофе-брейка. Во время сессии члены групп вели активное обсуждение ситуаций нарушения прав человека со стороны различных виновников, после чего каждая группа повествовала известные им ситуации согласно заданию, где на общей дискуссии были разобраны нюансы каждой из рассказанной участниками ситуации.


Второй день начался с проведения сессии о том, как следует реагировать на нарушение прав человека, были разобраны различного рода случаи, а также были разъяснены моменты касающиеся выставления в базе REAct статус случая.

Также был проведен групповой брейн-шторм, в ходе которого участники тренинга смогли поделиться, в какие инстанции можно обращаться в различных случаях, произошедших с клиентами и где можно получить необходимые услуги.

После чего была проведена ролевая игра, в ходе которой, была инсценирована ситуация обращения клиента к аутрич работнику. В подведении итогов данной сессии состоялась дискуссия, во время которой были разобраны часто-встречаемые проблемы во время обращения клиентов к аутрич работникам, а также были разъяснены важные моменты представления клиенту и коммуникации со стороны аутрич работника.

В конце тренинга участники поделились своими эмоциями от прохождения тренинга и задали вопросы, которые у них остались после тренинга.

Напомним:

Статистика нарушений прав человека за 2021 год доступна здесь.


Читайте также:

Разглашение ВИЧ-статуса со стороны медперсонала – преступление?

В Таджикистане и Узбекистане запущена горячая линия для удаленного правового консультирования

Рубрики
Истории реагирования

Статус ВИЧ, как манипуляция

Таджикистан является страной с высокой степенью стигмы и криминализации ЛЖВ. Их права нарушаются практически везде, в т.ч. правоохранительными органами и в учреждениях здравоохранения.

И чаще всего, стигме «помогает» человеческий фактор – люди, несмотря на доступность информации о ВИЧ, все еще относятся к ЛЖВ с опаской, распространяя в их отношении дискриминацию и стигму, что является общепризнанным барьером для ЛЖВ к профилактике, лечению и поддержке.

Благодаря эффективному лечению (антиретровирусная терапия), люди, живущие с ВИЧ, теперь могут иметь долгую, здоровую и активную жизнь, почти (или совсем) не рискуя передать вирус своим партнерам, а женщины с ВИЧ могут рожать при соблюдении определенных правил здорового малыша. Но, тем не менее, часто страх перед негативным отношением окружающих сильнее, чем перед самим заболеванием.


Статус ВИЧ, как манипуляция

2*-летняя Гульсифат узнала о своем положительном статусе ВИЧ в 20** году, когда проходила плановое обследование для беременных. ВИЧ-статус не помешал ей родить здорового малыша, с которым она проживает в своей квартире. Она живет обыкновенной жизнью, потому что принимает АРВ-терапию.

Однако в последние месяцы она подвергается сильной дискриминации со стороны домкома.

Так как Гульчифат состоит на учете и принимает АРВ-терапию, видимо об ее статусе узнала ее соседка, которая является медицинским работником.

Гульсифат думает, что именно эта соседка рассказала домкому об ее статусе. И теперь женщина-домком все время обсуждает Гульсифат с соседями, акцентируя на том, что она опасна для общества.  Каждый раз увидев Гульсифат, соседи спрашивают об её болезни. При этом стараются держать дистанцию.

После таких случаев, Гульсифат стесняется выйти на улицу, избегает соседей, находится в постоянном стрессе.  Кроме того, слухи распространились до местной чайханы, где работала Гульсифат. После этого работодатель потребовал, чтобы все сдали тест на ВИЧ, а Гульсифат просит уволиться по собственному желанию.

В данный момент со стороны юриста/адвоката составлено и подано исковое заявление в суд о разглашении статуса, вмешательства в личную жизнь и взыскания морального вреда.

Исковое заявление находится на рассмотрении.


Разглашение статуса — преступление

Бытует миф, что человек с ВИЧ-инфекцией «обязан» сообщать окружающим о диагнозе. Это не так. Диагноз – это тайна, которая защищена законом.

Принудительное раскрытие диагноза – преступление, если его совершает медицинский работник, и безнравственный поступок, если это совершает человек, в чьи профессиональные обязанности не входит соблюдение тайны диагноза.

Разглашение ВИЧ-статуса никак не связано с безопасностью окружающих и с профилактикой распространения ВИЧ-инфекции, но может привести к боли и страданиям человека, чей ВИЧ-статус разгласили.

Жизнь с ВИЧ сопряжена не только с социальными трудностями, но и с постоянным стрессом и многочисленными негативными переживаниями. В каком-то смысле возможность рассказать кому-то о своем статусе – это также и возможность преодолеть стресс и негативные эмоции. Однако решить, кому и как рассказать, может быть сложно.  И нет гарантий, что люди, которым ЛЖВ расскажет о своем статусе, оставят информацию в тайне.


Послесловие

Изменить ситуацию с дискриминацией ВИЧ-инфицированных, их принятием в обществе необходимо.  Никто не должен оставаться в стороне, быть выкинутым на обочину жизни, быть лишенным прав на доступ к медицинским услугам, образованию и полноценной человеческой жизни из-за ВИЧ-статуса. Никто.

Однако, угроза уголовного преследования способствует зарождению чувства отвержения, секретности и страха. Вместе с тем возникает юридическая ответственность, которая, тем не менее, не позволяет людям делать то, что они хотят: избегать приобретения вируса, охранять других от получения жить с вирусом.

Таджикистан является страной с высокой степенью стигмы и криминализации людей, живущие с ВИЧ — они часто привлекаются к уголовной ответственности с широкой формулировкой «за заведомое постановление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией», под которую может подпадать даже интимная близость с использованием контрацептивов, а подсудимый может иметь неопределяемую вирусную нагрузку.

Несмотря на то, что занятие секс-работой и употребление/хранение наркотиков без цели сбыта являются административным правонарушением, а допустимые дозы являются для региона достаточно прогрессивными — и потребители, и секс-работницы подвергаются преследованию со стороны правоохранительных органов как потенциальные преступники по статье 125 ч.1 УК РТ. Каких-либо значимых реформ, направленных на смягчение криминализирующих законов (в особенности статьи 125 ч.1 УК РТ), в Таджикистане в настоящее время не проводится.

Читайте также:

Позитивный брак: в Таджикистане наличие ВИЧ у человека является преградой для оформления брака

Осуждена на 1 год и 4 месяца при неопределяемой вирусной нагрузке

Рубрики
Истории реагирования

Не сказала — значит подвергла опасности

«Криминализация» подразумевает применение уголовного права с целью уголовного преследования за передачу ВИЧ другому лицу или подвергание его риску приобретения ВИЧ. Подобные законы сейчас достаточно широко применяются в большей части мира, и количество стран, в которых передача и подвергание других лиц риску приобретения ВИЧ преследуется в рамках уголовного законодательства, постепенно увеличивается.

В некоторых странах законодательно делается различие между умышленной передачей ВИЧ, передачей «по неосторожности» или даже небрежности. Законы, область действия которых касается вопросов подвергания риску приобретения ВИЧ, в первую очередь, касаются аспектов добровольности согласия, тогда как законы, направленные на преследование передачи ВИЧ, касаются и вопросов добровольности согласия, и подтверждения факта передачи.

Некоторые люди считают, что криминализация способна улучшить общественное здоровье и укрепить усилия по профилактике ВИЧ. На самом же деле, криминализация может негативно сказываться на доступности добровольного консультирования и тестирования (ДКТ), являться результатом снижения интереса к выяснению своего ВИЧ-статуса и препятствовать людям в поиске соответствующей поддержки и помощи.

До сих пор существует исключительно мало доказательств того, что применение уголовного законодательства является эффективным способом противодействия ВИЧ. Криминализация передачи или подвергание риску приобретения ВИЧ является негибким инструментом профилактики новых случаев распространения ВИЧ, сводящим на нет достижения более общих и эффективных мер по противодействию ВИЧ.


Не сказала — значит подвергла опасности

Сексуальное здоровье должно быть ответственностью каждого человека и обоих партнеров, если они находятся в сексуальных отношениях. Криминализация передачи или подвергание риску приобретения ВИЧ подрывает этот принцип и вынуждает людей, живущих с ВИЧ, нести на себе большую ответственность за сохранение сексуального здоровья их партнеров.

Чтобы профилактика работала, каждый должен быть в состоянии контролировать свое собственное здоровье и иметь доступ к услугам по профилактике, лечению, тестированию, уходу и поддержке. Именно из-за криминализации ЛЖВ чаще всего просто молчат, и не раскрывают свой статус, что для общества еще опаснее.

Именно так поступила Наргис (имя изменено) – она просто не говорила о своем статусе, имея при этом половые отношения.

Ее партнеры узнали о статусе Наргис со слов сотрудников милиции только после того, как в ее отношение начали следственные действия, и они были вызваны для дачи показаний.

Делом занимался ОВД города ***, который в рамках следствия направил запрос за подписью начальника, полковника милиции от **.**.2021 года в Центр СПИД для выяснения статуса Наргис, указывая на служебную необходимость.

В тот же день Центр по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД дал ответ, в котором говорилось, что Наргис состоит на учете и принимает ретровирусную терапию. На момент прохождения последней проверки вирусная нагрузка составляла 5480 копий/1мкл.  

По итогам следствия ОВД возбудил уголовное дело ст. 125 част.1 УК РТ на основе якобы заявлений потерпевших от **.**. 2021 года и полученных из Центра СПИД данных. В обвинительной записке к уголовному делу отмечалось, что Наргис обвиняется в том, что, будучи ВИЧ-инфицированной, имела несколько половых связей, при этом не поставила своих партнеров в известность и подвергла их опасности заражения ВИЧ.

Все потерпевшие также были протестированы, и у них не был выявлен ВИЧ.

**.**. 2021 года приговором суда города *** Наргис была признана виновной по части 1 ст.125 УК РТ и ей было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Под стражу ее взяли прямо в зале суда.


Страх быть отвергнутым и осужденным

Сильная стигматизация ВИЧ-инфицированных людей идет, как на эмоциональном уровне, так и на рациональном. В глазах социального окружения и в обществе ВИЧ-инфицированный воспринимается как обладающий существенным дефектом, как своего рода неполноценный член общества. Выражается это в восприятии их как людей распущенных, источника смертельной опасности для окружающих, носителей отвратительных черт.

Все это является основой для произвольной дискриминации. На сегодня еще высока доля людей, считающих, что нужно ограничивать ЛЖВ во всех социальных сферах, или они должны быть исключены из общества. Если прибавить к этому криминализацию, то можно понять молчание ЛЖВ о своем статусе.

Читайте также:

Позитивный брак: в Таджикистане наличие ВИЧ у человека является преградой для оформления брака

Осуждена на 1 год и 4 месяца при неопределяемой вирусной нагрузке

Рубрики
Истории реагирования

Осуждена на 1 год и 4 месяца при неопределяемой вирусной нагрузке

Уголовное преследование ЛЖВ перекладывает ответственность за ВИЧ исключительно на них, создавая, таким образом, атмосферу ложного спокойствия остальных членов общества за свое здоровье.  Люди думают, что под страхом уголовной ответственности их партнеры предупредят, что у них ВИЧ.

В реальности это происходит редко, потому что сама динамика интимного контакта, особенно случайных контактов, исключает подобное информирование.

В итоге люди не практикуют защищенный секс, потому что считают, если партнер не сообщил о наличии у него ВИЧ, значит, он здоров и можно не предохраняться.

Во многих случаях дополнительное бремя возможной уголовной ответственности за сокрытие ВИЧ-положительного статуса только усиливает проблемы, мешая открыто говорить о ВИЧ при установлении отношений, в рабочем коллективе и семье.

В результате общество не защищено существующим уголовным законодательством в отношении ЛЖВ от ВИЧ-инфекции, а даже наоборот.

Криминализация создает атмосферу ложной эффективности работы государства: оно устраняется от реализации эффективных программ информирования и профилактики ВИЧ.

Принимая во внимание все вышеперечисленное, правозащитники призывают к пересмотру уголовных законов, которые несправедливо ориентированы на людей, живущих с ВИЧ.

В уголовных законах некоторых стран имеется норма, которая предусматривает возможность освобождения лица от уголовной ответственности за поставление в опасность заражения и заражение ВИЧ при наличии согласия другого лица и/или при принятие соответствующих мер, значительно снижающих риск передачи.

Применение данной нормы, прописанной в законе, защитит права и интересы людей с ВИЧ. Хотя, в итоге, этого не достаточно для устранения вреда, причиненного криминализацией ВИЧ.


Под грифом «секретно»

Мохира (имя изменено) тоже получила тюремный срок за поставление в опасность заражения ВИЧ. Против нее тоже было возбуждено уголовное дело по статье 125 УК РТ, а основанием, как отмечали в ОВД, стало заявление потерпевших, с которыми Мохира имела половые связи.

Для того, чтобы выяснить все обстоятельства старший дознаватель ОВД р-на *** направил запрос в Центр СПИД. Однако в Центре отказались давать такую информацию, ссылаясь на требование ч.2 ст.162 Кодекса здравоохранения, в которой отмечается, что эти сведения являются секретными и в случае распространения являются уголовно наказуемыми.

Тогда старший дознаватель, капитан милиции **.**.2021 года вынес Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Мохиры в связи с отсутствием в ее деянии признаков состава преступления.

Но, при этом в этот же день он направил материалы по ее делу для изучения в прокуратуру р-на ***, которая в свою очередь в этот же день, направило письмо (ходатайство) в Центр СПИД о том, что якобы в отношении Мохиры возбуждено уголовное дело, хотя фактически дела никакого не было.

Тогда Центр ВИЧ/СПИД под грифом «секретно» дает официальный ответ на запрос о Мохире. В нем говорится, что женщина состоит на учете в Центре и принимает ретровирусную терапию, а по состоянию на **.**.2021 года вирусная нагрузка является «неопределенной». Это значит, что вероятность заражения другого лица половым путем «низкая».

Вирусная нагрузка – количество вируса в крови, измеряется в копиях вируса в миллилитре крови. Высокая вирусная нагрузка означает, что в крови находится значительное количество вируса и что вирус активно и быстро размножается. Вирусная нагрузка до 10.000 копий/мл считается невысокой, от 10.000 до 50.000 копий/мл – средней, от 50.000 до 100.000 копий/мл – высокой.

Однако, после получения этой информации от Центра тем же днем, старший помощник прокурора р-на  *** выносит Постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Мохиры и направляет материалы для проведения дополнительной проверки.

Мохиру отправляют снова на проверку и согласно заключению комиссионной экспертизы ее вирусная нагрузка составляет 0 копий/мл – то есть вероятность заражения другого лица через половое сношение невозможно.

Однако, именно данные о статусе Мохиры, полученные прокуратурой практически «обманным путем» (в своем письме в Центр СПИДа прокуратура указала, что против Мохиры возбуждено уголовное дело, хотя его не было, а в рамках возбужденного уголовного дела Центр СПИД обязан предоставлять информацию) стали поводом для возбуждения уголовного дела и последующего судебного разбирательства. 

Мохира была признана виновной в том, что зная о своем статусе ВИЧ, поставила  в опасность заражения других лиц, в частности, 4 человек. **.**.2021 года ей был вынесен обвинительный приговор по части 1 ст. 125 УК РТ и назначено наказание в виде лишения свободы сроком на один год и 4 месяца.


Криминализация ослабляет эффективность профилактике ВИЧ

С тех пор, как мы впервые столкнулись с ВИЧ, многое стало известно о профилактике. Знание путей передачи ВИЧ, роли основных стратегий по профилактике передачи ВИЧ от матери ребенку, инициатив по снижению вреда для людей, принимающих наркотики, способствовало значительным изменениям в сфере профилактики.

Однако использование уголовного закона и уголовного преследования, применяемого в случаях с ЛЖВ, является наиважнейшим аспектом в сфере прав человека, с которым сегодня столкнулся весь мир.

Ведомства используют уже существующие законы и разрабатывают новые, применение которых представляет реальную угрозу для устойчивости так тяжело достигнутых результатов в области профилактики ВИЧ.

Используемые в настоящее время подходы способствуют возникновению сомнений, неразберихи и стигматизации, формирующих благоприятную основу для дальнейшего распространения ВИЧ. Во многих странах уголовное преследование, связанное с ВИЧ-статусом, осуществляется на основании недавно вступивших в силу законов или в рамках уже устаревшей законодательной базы, которая лишь недавно нашла свое применение в случаях передачи и подвергания риску приобретения ВИЧ.

Криминализация передачи или подвергание риску приобретения ВИЧ ослабляет эффективность стратегий по профилактике ВИЧ (и тем самым ухудшает состояние общественного здоровья), подрывает принципы незыблемости прав человека, а также усиливает стигму и дискриминацию.

Читайте также:

Позитивный брак: в Таджикистане наличие ВИЧ у человека является преградой для оформления брака

Говорить или не говорить, вот в чем вопрос О дискриминации людей, живущих с ВИЧ в правоохранительных органах и системе здравоохранения

Рубрики
Истории реагирования

Криминализация ВИЧ: Не заразила, но виновата

Криминализация ВИЧ — это применение существующих уголовных или других законов, принятых в отношении ЛЖВ, устанавливающих ответственность за постановку в опасность заражения и заражение ВИЧ-инфекцией

Чрезмерное использование законов, которые криминализируют ЛЖВ, является проблемой общественного здравоохранения, поскольку дискредитирует основанные на фактических данных стратегии в отношении профилактики ВИЧ-инфекции.

Криминализация усиливает стигму, связанную с ВИЧ-статусом, и идентифицирует ВИЧ-положительных людей, как потенциальных преступников, что, в свою очередь, повышает дискриминацию.

Таким образом, страх перед судебным преследованием может удерживать многих людей, живущих с ВИЧ, в частности женщин и представителей ключевых групп (люди, употребляющие наркотики, секс-работницы (-ки), мигранты, мужчины, имеющие секс с мужчинами и трансгендерные люди) от получения необходимого лечения и поддержки, а также повышает уязвимость людей, живущих с ВИЧ, к насилию.


Не заразила, но виновата

В ** (месяц) 2021 года было вынесено постановление о возбуждение уголовного дела по части 1 ст.125 УК РТ в отношении Сабохат (имя изменено).  Для самой Сабохат это было ударом — она временно нигде не работала, так как ухаживала за больной онкологией сестрой. А ухаживать за больными она умела, так как у нее есть опыт работы в качестве врача-невропатолога в поликлинике. 

Между тем, в ходе проведения оперативных мероприятий было выявлено, что Сабохат, являясь ВИЧ-инфицированной, имела несколько половых связей с людьми, которых тем самым поставила в опасность заражения  ВИЧ.

Основанием для возбуждения дела стало якобы заявление потерпевших, а также рапорты дознавателей ОВД р-на *** города ***.

ОВД   направил запрос в Центр СПИД по делу Сабохат, указывая на служебную необходимость, и **.**.2021 года на основании письма Республиканского Центра по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД и других собранных материалов, дознаватель ОВД  открыл уголовное дело.

При этом, следует отметить, что судебная медэкспертиза показала: имевшие с Сабохат половой контакт люди не были инфицированы ВИЧ.   

Кроме того, клиническое состояние Сабохат изложено в справке Центра ВИЧ/СПИД, где указано, что она состоит на учете в Центре и принимает антиретровирусную терапию (вирусная нагрузка составляет всего 40 копий на 1/мкл).

Также потерпевшие не имели никаких претензий, а половая связь происходила с использованием презерватива. При этом инициатором применения презерватива была сама Сабохат. То есть она никак не хотела поставить своих партнеров в опасность заражения ВИЧ!

 Для ЛЖВ важным является соблюдение правил сексуального поведения, связанных с предупреждением инфицирования. Использование презервативов – единственный способ, который может гарантировать, что неинфицированный ВИЧ партнер останется неинфицированным.

Это также было установлено в ходе судебного разбирательства и потерпевшие подтвердили это. Однако на суде этот факт в расчет не взяли и приговором суда р-на *** Сабохат была признана виновной. **.**.2021 года был вынесен обвинительный приговор и ей было назначено наказание в виде лишение свободы сроком на 1 год с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Она была взята под стражу прямо в зале суда.


Криминал – не криминал

Таджикистан – одна из стран, где есть криминализация ВИЧ. В 2019 году в стране ужесточили наказание за умышленное заражение ВИЧ – верхняя палата парламента одобрила поправки в Уголовный кодекс, согласно которым преднамеренное заражение ВИЧ/СПИД другого человека будет считаться тяжким преступлением и караться наказанием от 8 до 10 лет колонии (ст. 142 УК РТ «Развратные действия»). 

Если преступление совершит чиновник, то после отбытия срока он лишится права занимать в течение пяти лет государственные должности. Кроме того, было усилено наказание и за отказ от лечения лиц, страдающих инфекционными заболеваниями, иммунодефицитом и туберкулезом. Таких людей ждет штраф в размере от 20 до 30 расчетных показателей (один показатель 64 сомони).

По информации Минздрава Таджикистана в стране проживает более 14 тыс. людей с вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), почти половина которых, даже не подозревает о своём ВИЧ-положительном статусе, и их число продолжает расти.

И это все на фоне прикладываемых усилий местного и международного сообществ по декриминализации людей, живущих с ВИЧ, по статье 125 УК РТ (заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у себя этого вируса, наказывается лишением свободы от 2 до 5 лет, а умышленное заражение двух и более лиц – от 5 до 10 лет), применение которой порой не всегда объективно к фигурантам и базируется чаще всего на применении карательных мер в противовес мерам общественного здоровья, направленных на профилактику, реабилитацию, лечение и доступ к контролируемому употреблению лекарственных средств. 

По мнению экспертов, процесс декриминализации, включая статью 125, необходимо ускорить из-за остроты проблем. Пересмотреть подходы к проблеме, в связи с ВИЧ, использовать позитивный опыт и результаты  исследований в области наркополитики.

Отмечается, что необходимо немедленно осуществить консолидированную работу по преодолению причин криминализации в сфере услуг для ключевых групп населения.  Необходимо развивать межсекторальное взаимодействие с привлечением представителей местных структур из академических, медицинских, системы юстиции,  правоохранительных организаций и комитетов, организаций гражданского общества.

Читайте также:

Позитивный брак: в Таджикистане наличие ВИЧ у человека является преградой для оформления брака

Говорить или не говорить, вот в чем вопрос О дискриминации людей, живущих с ВИЧ в правоохранительных органах и системе здравоохранения

Рубрики
Истории реагирования

Говорить или не говорить, вот в чем вопрос

О дискриминации людей, живущих с ВИЧ в правоохранительных органах и системе здравоохранения

Стигма и дискриминация людей живущих с ВИЧ (ЛЖВ), несмотря на некоторые подвижки, все еще продолжают проявляться во всех странах и регионах мира, создавая серьезные препятствия на пути профилактики распространения инфекции, предоставления адекватного ухода, поддержки и лечения.

Введение

Даже самые продвинутые люди до сих пор опасаются при встрече жать руку ВИЧ-инфицированному человеку, боятся даже представить, что их ребенок будет дружить с одноклассником, имеющим ВИЧ-статус, отказываются от общения с людьми, живущими с ВИЧ, не принимают их на работу и стараются всячески избегать.

И если стигму со стороны людей, у которых стереотипное мышление установилось из-за множественных мифов о ВИЧ, и со стороны родных, которые бояться стать изгоями в обществе, можно как-то понять, то дискриминацию со стороны представителей органов (которые должны наоборот защищать права) ничем не оправдаешь.

Они не только не соблюдают принцип конфиденциальности при работе с ЛЖВ, но и сами становятся распространителями информации, которая становится причиной стигмы в отношении ЛЖВ.


С надеждой на будущее….

Например, женщина – назовем ее Альфия — которая вела абсолютно обычный образ жизни, узнала во время беременности, что у нее ВИЧ. Ее состояние, в котором смешались шок, страх, непринятие и сомнения, невозможно передать словами. Но, взвесив все за и против, она решила рожать.

Положительный результат анализа на ВИЧ – это ни в коем случае не повод отказаться от личного счастья. В том числе и от того, чтобы стать родителями здорового ребенка. ВИЧ-положительная женщина вполне может родить здорового ребенка. Просто для этого она должна соблюдать определенные правила, то есть значительно минимизировать риск передачи ВИЧ ребенку. 

Роды принимал медперсонал, среди которого была медсестра – соседка роженицы.  Все медицинские работники знали о статусе Альфии, и принимали необходимые меры. Ребенок родился здоровый.

Все было хорошо, однако, где-то через год, во время ссоры та самая соседка – медсестра стала оскорблять Альфию и кричать на весь двор, что «она СПИДозная и гулящая». А ее сын пригрозил, что напишет на плакате имя и статус Альфии, чтобы об этом узнали все другие соседи.

Но соседи, благодаря крикам медсестры-соседки и ее сына, уже узнали о статусе женщины.

Для Альфии это был сильный психологический удар, ей было стыдно и страшно. Теперь ей очень сложно психологически, выходить на улицу для нее стало подобно пытке. И она думает о переезде, опасаясь травли со стороны соседей.


В поисках справедливости

Альфия обратилась в REAct. Вместе с адвокатом было составлено заявление о возбуждение уголовного дела в отношении медсестры и подано в прокуратуру согласно ст. 145 УК РТ (О врачебной тайне).

Уголовная ответственность по этой статье – тюремный срок до 2 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок (максимальное наказание).

Однако, согласно письменному ответу, прокурор, рассмотрев заявление в отношении медсестры, не выявил никакого правонарушения в ее действиях, которое подпадало бы под ст.145 УК РТ.

В связи с чем, в возбуждении уголовного дела, к сожалению, было отказано.


Хотя по закону….

Любой человек имеет право на конфиденциальность медицинской информации. Это право пациента на неразглашение без его согласия информации о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений медицинского и немедицинского характера, полученных от него самого в процессе обследования и лечения обеспечено государством.

По закону врачи и медперсонал не имеют права разглашать информацию, связанную с состоянием здоровья пациента, без его согласия. Увы, это правило часто нарушается.

Кстати, в советских медицинских учреждениях (обычно это были онкодиспансеры), после обследования составляли три выписки: одна оставалась в карте отделения, вторая — для лечебного заведения, а третью в конверте отдавали на руки. Причем зачастую даже не пациенту, а его родственникам (это делалось из благих побуждений: близкие могут деликатнее сообщить больному тяжелые новости).

Согласно ст. 23 Конституции Республики Таджикистан, сбор, хранение, использование и распространение сведений о личной жизни человека без его на то согласия запрещаются, т.е. устанавливает право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Врачебная тайна — является личной тайной.

Медицинские и фармацевтические работники обязаны сохранять врачебную тайну (информацию о состоянии здоровья, о посещении организации здравоохранения) и другие сведения личного характера (ст.49 Кодекса здравоохранения РТ). Также согласно ч.2 ст.162 Кодекса здравоохранения РТ, полученная информация о заражении ВИЧ является конфиденциальной (врачебной тайной) и по требованию органов здравоохранения, если это требуется в интересах охраны здоровья населения в целях нераспространения инфекционных заболеваний, на основании постановления суда или по запросу следственных органов предоставляется такая информация. Запрещается использование этой информации в целях уголовного административного преследования лиц за исключением случаев, установленных законодательством РТ.

В случае отсутствия названных в законе условий врач не имеет права разглашать врачебную тайну. Он не может предоставить такого рода информацию даже родным и близким больного.

Обязанность не разглашать сведения, составляющие врачебную тайну, распространяется, прежде всего, на медицинских работников (врачей, медицинских сестер, санитарок, сиделок, регистраторов, студентов, проходящих практику в лечебных учреждениях) и фармацевтических работников. Если диагноз пациента разгласили лица, которые узнали о нем при исполнении служебных обязанностей, они могут быть привлечены к ответственности.

В стигматизированном обществе, многие люди все еще вынуждены скрывать свой статус. Но информация разлетается в секунды, стоит ей только «выйти наружу»: врач рассказала медсестре, та – подруге, подруга – родственнице, а город маленький… И разглашение врачебной тайны становится настоящим преступлением против этого человека.

Читайте также:

Позитивный брак: в Таджикистане наличие ВИЧ у человека является преградой для оформления брака

Прорыв правозащиты в Таджикистане: суд взыскал 20000 сомони с мужа за разглашение ВИЧ+ статуса жены

Рубрики
Без категории Истории реагирования

Как в Калараше удалось за неделю сделать то, чего в Оргееве ждали шесть лет

Кейс от 13.06.2022 Кэлэраш: Клиент обратился за помощью для решения своей проблемы Последние десять лет клиент принимал метадон в ПУ. Освободившись он узнал, что в его городе Калараш такой программы нет, он обратился в ближайший город Кишинев со всеми подтверждающими документами. Но получил отказ. Реактор обратился за помощью к дружественному врачу наркологу, как итог этот случай стал резонансным. Благодаря ему в городе Калараш открылся сайт ОЗТ. Просто один инициативный врач поднял эту тему и дошёл до директора наркологической службы Молдовы, итог положительный.»

Фармакотерапия метадоном или бупренорфином появилась в Молдове с 2004-го года. С 2007-го года сайты этого вида лечения были открыты и в пенитенциарной системе. Таким образом, если человек, находящийся на терапии, попал в места лишения свободы или же вышел оттуда, он в любом случае сможет продолжать лечение.

В июне в системе REAct (электронный инструмент документирования нарушения прав человека) зарегистрировали случай об отсутствии доступа к фармакотерапии в городе Калараш. Пациент, отбывший наказание в тюрьме Бранешт и находящийся на фармакотерапии, пришел за продолжением лечения в Наркологический Диспансер Кишинева. Благодаря доктору Лилии Федоровой, которая периодически проводит информационные встречи и тренинги в пенитенциарных учреждениях (ПУ), мужчина имел необходимые документы и знал, куда и к кому обратиться.

Перед освобождением он принял метадон в тюрьме, а на следующий день пришел в диспансер. На консультации выяснилось, что мужчина живет в Калараше, но выписать ему направление на прохождение лечения там невозможно, потому что на месте нет сайта.

После отбывания длительного срока в ПУ (в данном случае, более 15 лет) довольно сложно адаптироваться к нынешним условиям жизни, темпу и новому окружению. А к этому, еще необходимо было ежедневно ездить за 50 км от дома, чтобы получать лечение. Мужчина был подавлен, он не знал, как поступать.

Отметим, что первые четыре месяца человеку, который только зарегистрировался в программе, выдавать терапию более чем на сутки по протоколу лечения нельзя. Срок в четыре месяца необходим, чтобы понять, что препарат подходит, что его правильно применяют, он используется по назначению и т.д.

примечание автора

Доктор Лилия Федорова, которая консультировала мужчину, решила, что назначит и выдаст пациенту препарат в любом случае, но в ближайшем будущем нужно менять положение и лучшим образом организовать выдачу лечения. Было очевидно, что человек не сможет длительное время ежедневно заезжать в Кишинев на пять минут, чтобы принимать метадон.

Лилия Федорова, врач-нарколог

Учитывая это, Лилия Леонидовна за 2-3 дня работы, поисков, созвонов, добилась того, что в Калараше был найден врач нарколог и направлен на инструктаж в Кишинев. Буквально за пару дней врач получил необходимые документы, лицензию, препарат (метадон), и теперь пациент может посещать кабинет нарколога в городе, где он проживает.

Мужчина был очень рад, что ему не пришлось разрываться между лечением и обустройством новой жизни в родном городе.

Стоит заметить, что раньше служба фармакотерапии была не активна в Калараше и всех людей перенаправляли в Кишинев. Но уже сейчас там есть как минимум 15 потенциальных пациентов, нуждающихся в такой терапии. И также мужчина, получивший помощь, сообщил, что у него есть больше 10 знакомых в городе, которые могли бы воспользоваться лечением. 

Открытие кабинета для получения фармакотерапии в Калараше показало, что можно без проволочек и длительной бюрократии организовать помощь людям за считанные дни! Нужны лишь согласованные действия и открытость со стороны руководства медучреждений.


Я счастлив работать в команде, для которой проблема равняется вызову! Для нас случай мужчины из Калараша также стал вызовом, т.к. человек, помимо остальных трудностей, связанных с освобождением из тюрьмы, не мог самостоятельно оплачивать ежедневную дорогу до Кишинева и обратно. Также я восхищаюсь работой доктора Лилии Леонидовны, которая оперативно собрав команду, занялась этим вопросом. Ее воля и несколько звонков, привели к тому, что буквально за пару дней человек мог принимать лечение у себя в городе. И сейчас от его дома до поликлиники буквально 500 м, в то время как до Кишинева больше 50 км. Моя роль в этой работе состояла в том, чтоб помогать, поддерживать и сопровождать мужчину. Также помимо психологической поддержки пока не открылся кабинет, мы обеспечили его терапией, чтобы человек не испытывал абстиненцию (ломку). После решения вопроса, мы еще пару раз приезжали в город Калараш, чтобы убедиться, что программа работает стабильно и узнать есть ли еще пациенты, которые хотят встать на программу. Здорово, что этот случай повлиял на то, что в Молдове открылся новый сайт выдачи фармакотерапии, и теперь любой человек в Калараше или его пригородах может обратиться в поликлинику и встать на программу лечения!

Александр Коротаев, реактор

Напоминим:

За 2020 год в Республике Молдова зарегистрировано 122 обращения в связи с нарушением прав людей, употребляющих наркотиков.

За 2021 года зарегистрировано 205 обращений.

Читайте также:

Большая победа! Наконец-то открыт пункт выдачи ЗПТ в Оргееве

Мониторинг силами сообществ в действии: как REAct помогает выявлять правонарушения и решать системные пробелы в оказании услуг

Рубрики
Истории реагирования

Ограничение доступа к бупренорфину в тюрьмах Республики Молдова

Начиная с 2020 года в системе REAct было задокументировано 734 кейса, из них 327 — в связи с нарушениями прав людей, употребляющих наркотики. Но отдельной темой хочется отметить барьеры в доступе к программе лечения бупренорфином, которая появилась в Республике Молдова в 2018 году. И тем не менее, на сегодняшний день в системе зарегистрировано 45 кейсов , в которых описаны случаи ограничения пациентов в доступе к ней, особенно тяжело бороться за свои права приходится заключенным. Практически на каждой встрече НПО с представителями управления Пенетенциарной Национальной Администрации на вопрос о наличии бупренорфина на сайтах заместительной терапии в тюрьмах сотрудники «Позитивной Инициативы» получали положительный ответ. Бупренорфин есть в каждом пенитенциарном учреждении. Однако, на практике, как выяснилось не все так просто.

В одной из тюрем реактор задокументировал случай:

Клиент находится в тюрьме где состоит на заместительной терапии метадоном, так как является наркозависимым человеком. Каждый день у клиента плохое самочувствие, потому что метадон быстро теряет свое свойство . Клиент хочет перевестись на программу бупренорфина но администрация говорит, что нет этой программы в этом ПУ. Поэтому клиент обратился к нам с жалобой помочь ему решить эту проблему.

Александр (реактор)

Клиент борется со своей наркозависимостью с 2018 года с помощью программы заместительной терапии метадоном.

На текущий момент клиент находится в пенитенциарном учреждении, где данная программа так же реализовывается. Но реализовывается программа, со слов клиента с вопиющими нарушениями.

Медицинский работник, отвечающий непосредственно за процесс выдачи метадона, работает 1 раз в 4 дня. Соответственно, препарат разливается по открытым емкостям на 4 дня наперед, и далее хранится в открытых емкостях в сейфе. Никто не может гарантировать факт того, что в открытые емкости с метадоном не добавляется что-либо (будь то вода или иные вещества).  На протяжении следующих за днем «разлития» препарата дней выдают его другие смены работников. Клиент, равно как и другие заключенные, получающие метадон в данном ПУ, отмечает нетипичную симптоматику спустя несколько часов после принятия препарата – проявляется плохое самочувствие.

О данной ситуации клиент неоднократно сообщал администрации ПУ, но никакой ответной реакции на его заявления не последовало. Клиент отчаялся и изъявил желание сменить методоновую программу заместительной терапии на лечение бупренорфином. Обращения клиента к медработникам ПУ с заявлениями о желании сменить программу заместительной терапии также остались безответными, клиент лишь получил отговорку, что в данном ПУ нет интересующей его программы.

Клиент обратился к сотруднику НПО, который по совместительству является и реактором. Реактор детально задокументировал сложившуюся ситуацию и включился в разрешение сложившейся непростой ситуации.  

На имя руководителя медицинского управления Пенетенциарной Национальной Администрации была составлена жалоба, на которую отреагировали незамедлительно.

По итогам проведенной работы клиент был благополучно переведен с одной программы заместительной терапии на другую, более подходящую, исходя из текущих условий его жизни. Принимая медикаменты в рамках новой программы, клиент чувствует себя гораздо лучше физически и гораздо увереннее морально – у него больше нет сомнений по поводу качества и состава принимаемой им терапии.

Напоминим:

За 2020 год в Республике Молдова зарегистрировано 122 обращения в связи с нарушением прав людей, употребляющих наркотиков.

За 2021 года зарегистрировано 205 обращений.


Читайте также:

Большая победа! Наконец-то открыт пункт выдачи ЗПТ в Оргееве

Мониторинг силами сообществ в действии: как REAct помогает выявлять правонарушения и решать системные пробелы в оказании услуг

Рубрики
Истории реагирования

Каково оно жить с ВИЧ в молдавской провинции?

Ольга (имя героини изменено по ее просьбе) живет в одном из райцентров Молдовы. У нее ВИЧ. О своем положительном ВИЧ-статусе Ольга предпочитала никому не рассказывать. Она понимала, что иначе спокойной жизни в маленьком городке, где все друг друга знают, у нее не будет.

За Ольгу о ее ВИЧ-статусе рассказали другие люди. Сначала пошли слухи среди соседей. Потом оказалось, что кто-то рассылает фото ее медкарты из районной поликлиники. 

Ольга живет в одном из небольших городов Молдовы: несколько магазинов, аптек, больница и поликлиника. У Ольги — ВИЧ. Каждый день молодая женщина принимает таблетку — антиретровирусный препарат, который полностью блокирует вирус внутри организма.

О своем ВИЧ-положительном статусе Ольга предпочитала не рассказывать публично: городок маленький, провинциальный, все друг друга знают в лицо. Как и большинство жителей Молдовы с ВИЧ, она боялась того, что отношение к ней изменится, если она будет говорить о своем диагнозе открыто.

Ольга состояла на учете у семейного врача в районной поликлинике. Какое-то время она жила спокойно. Что-то неладное женщина заподозрила в 2020 году, тогда ее семейный врач ушла в декрет, и ее перевели к другому доктору. Медсестрой при новом семейном враче работала соседка Ольги.

После того, как я сменила семейного врача, среди соседей пошли слухи. Некоторые из них прямо в лицо спрашивали, „на самом ли деле у меня ВИЧ“. Я все отрицала. А они говорили: „Иди сдай анализы, и докажи нам, что ты не больна“. Тогда я спросила у соседей, откуда они вообще узнали об этом. Одна из соседок рассказала мне, что медсестра, которая живет в одном дворе с нами, якобы читает наши карточки и говорит, что в них написано

рассказывает Ольга

Медсестра, по словам Ольги, рассказала о ее диагнозе на одном из общих собраний во дворе. Со слухами женщина боролась, как могла. Юристы из социального центра помогли Ольге составить жалобу в поликлинику. Ответ она не получила до сих пор. По словам Ольги, медсестра, работающая с ее семейным врачом, после подачи жалоб перестала с ней здороваться. И всем видом показывала, что «обижена» на нее.

Слухи не стихали. Но ситуация обострилась в мае 2021 года. К тому моменту Ольга встречалась со своим молодым человеком уже почти год, они жили вместе. Но о своем диагнозе женщина ему не рассказывала, опасаясь реакции.

Однажды днем на телефон мужчины пришли фото медкарты Ольги. Как он рассказал ей, их переслала знакомая его матери. На карточке был указан ВИЧ-положительный диагноз.

Он показал мне сообщения, спросил „правда ли это“. Я все отрицала. Поначалу он успокоился, а потом стал меня обвинять, что я его заразила, начал угрожать, что меня посадят, что жизни мне в городе не будет, выгонят меня отсюда

вспоминает Ольга

С молодым человеком она рассталась. По ее словам, он успокоился и перестал ей угрожать только когда сдал анализы и выяснил, что не инфицирован ВИЧ. Но жизнь Ольги после этого случая резко изменилась.

Я не знаю, кто точно сфотографировал карточку, если она хранилась в кабинете у семейного врача. Мой диагноз раскрыли, и отправили фото другим людям. У меня начались проблемы, весь город уже об этом говорит. Мне стыдно. Люди смотрят косо, в глаза не говорят, но за спиной — обсуждают

говорит Ольга

Не получив ответа от поликлиники, Ольга, по совету специалиста системы REAct, которая отслеживает нарушения прав человека, обратилась за помощью в общественную пациентскую организацию «Позитивная инициатива».

Юрист «Позитивной инициативы» Андрей Лунгу рассказал, что в январе 2022 года повторно отправил жалобу Ольги на поликлинику. Но безрезультатно: в поликлинике, по-видимому, нет учета тех, кто вообще имеет доступ к личным документам. Хотя это предполагает закон «О защите персональных данных»: человек, чья информация хранится тем или иным оператором, имеет право знать, кто имеет к ней доступ.

Проблема в том, что в наших медучреждениях неправильно хранятся медицинские данные пациентов, не соблюдается принцип конфиденциальности. По закону должен вестись учет того, кто и когда имел доступ к этим данным, чтобы возможно было определить круг тех, кто находится в контакте с медицинскими картами и результатами анализов. Мы направили заявление в медучреждение, чтобы понять, кто из медработников мог сфотографировать карточку, и отправить эту информацию сожителю женщины. Однако мы до сих пор мы не получили никакого ответа. Это говорит нам о том, что, в принципе, в медучреждении такого учета нет

Андрей Лунгу, юрист

По его словам, в этой конкретной поликлинике уже не в первый раз регистрируются случаи разглашения ВИЧ-статуса пациентов. Там, утверждает Лунгу, однажды уже издавали приказ о более строгом соблюдении конфиденциальности данных.

Мы считаем, что такое непрофессиональное отношение к медицинским данным, тем более данным, касающимся ВИЧ-статуса, являются дискриминацией. Их раскрытие наносит тяжелый урон жизни пациентов. В случае Ольги, ее отношения с мужчиной были разорваны, ей угрожали физической и уголовной расправой, о ее статусе узнали соседи и жители города. Учитывая высокий уровень дискриминации в нашем обществе, это влечет за собой тяжелые последствия для жизни пациента, тем более в маленьких городах и поселках. Люди с положительным ВИЧ-статусом могут оказаться в полной изоляции

Андрей Лунгу, юрист

После того, как поликлиника не отреагировала и на вторую жалобу Ольги в установленные законом сроки, она вместе с адвокатами направила обращение в Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства. Теперь Совет должен рассмотреть обращение и вынести решение по факту наличия или отсутствия в данном случае дискриминации.

Продолжение следует…

Напоминим:

За 2020 год в Республике Молдова зарегистрировано 72 обращения в связи с нарушением прав людей, живущих с ВИЧ.

За 2021 года зарегистрировано 205 обращений.

Читайте также:

Первое в REAct успешное дело в суде по дискриминации из-за ВИЧ статуса

Дискриминация беременных женщин, живущих с ВИЧ в роддоме

ВИЧ-статус больше не является препятствием для усыновления детей в Республике Молдова

Рубрики
Истории реагирования

Кейс из Молдовы на форуме устойчивого здравоохранения в Стамбуле

11 Декабря 2021 года в Стамбуле состоялся международный ФОРУМ УСТОЙЧИВОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: ВИЧ и COVID-19 в странах ВЕЦА

На ряду с другими темами форума был представлен случай из Молдовы, когда пациент боролся за своё право доступа к услугам профилактики и лечения ВИЧ при помощи электронной системы REAct. Совместно с командой, координирующей Национальную Программу по ВИЧ, Главным наркологом Молдовы и партнерскими организациями удалось добиться открытия пункта заместительной терапии в городе Оргеев.

На примере одной истории было представлено, как системно и комплексно влиять на правовую среду целой страны для того, чтобы уменьшать правовые барьеры к жизненно важным услугам по здоровью.

Николай, так зовут пациента, был приглашен на форум вместе с реактором Александром, который задокументировал случай и являлся движущей силой в его решении.

Мы собирали подписи, писали письма, но это все как-то не срабатывало… Когда, в начале 2020 года я узнал, что у нас в городе начал работу параюрист, я решил испытать судьбу еще раз и рассказать ему о нашей проблеме. Многие ребята уже опустили руки и не верили, что очередная попытка что-то может изменить. Но я все-таки пошел к параюристу Александру и описал ему ситуацию.

Николай, клиент программы ЗПТ в Оргееве

Вовремя аутрич-работы в Оргееве несколько людей, среди них и Николай, сообщили мне о проблеме с сайтом ЗПТ, вернее, об его отсутствии и об неудобствах, которые это отсутствие создает.

В этих историях я увидел признаки нарушения прав людей, употребляющих наркотики. Хоть на первый взгляд кажется, что это проблема медицинского характера, которая требует лишь социального сопровождения, но, на самом деле, в этой ситуации наглядно видно нарушение права на здоровье. Решить эту проблему можно лишь подключая рычаги политического влияния

Именно поэтому я решил, что этот кейс стоит внести в онлайн-систему РЕАкт (я это сделал прямо на месте с телефона), чтобы координатор и юрист в Кишиневе смогли сразу онлайн увидеть этот кейс и подключиться к решению проблемы.

Александр, параюрист и РЕАктор в НПО «Позитивная Инициатива»

Александр — параюрист. Это значит, что через обучение на тренингах он обрел базовые знания о правах человека, которые позволяют ему определить, какие именно права человека нарушены, подвергается ли человек стигме или дискриминации и по какому-либо признаку. Также он может предоставить первичную правовую консультацию, помочь человеку с составлением документов, жалоб, заявлений в полицию, сопроводить клиента в правоохранительные органы или быть посредником между сторонами конфликта. В ситуациях, где его компетенций не хватает – он через РЕАкт запрашиваю вовлечения профессионального юриста.

Здесь важно отметить, что кроме обучения параюристов, очень важно еще и обучать самих представителей сообщества. Ведь они сами даже не всегда понимают, что их права нарушаются, или что вот такие-то определенные действия полиции – недопустимы. И клиенты в таких случаях даже не обращаются за помощью, так как не знают, что их права нарушаются.

Часто проявления стигмы и дискриминации, особенно в государственных учреждениях, будь то медицинские или социальные учреждения, удается эффективно нейтрализовать на локальном уровне, я имею в виду на уровне этого учреждения. Стигма укореняется в негласную общепринятую политику, норму поведения, которую подчиненные практикуют, а начальство не пресекает. Поэтому, чтобы искоренить стигму и дискриминацию  – требуются действия в двух направлениях: тренинги для рядовых сотрудников и беседы с целью изменения политик учреждения с руководителем этого учреждения.

Руслан Поверга, директор ОА «Позитвная Инициатива»

Я благодарен Александру и всей команде, которая работала над моим случаем, а в целом и над случаем всех, кто нуждался в заместительной терапии, в Оргееве! Мало того, что наша проблема решена, мне еще посчастливилось побывать в таком прекрасном городе, как Стамбул, уверен, если бы не этот случай…я бы никогда сюда не попал.

Николай, клиент программы ЗПТ в Оргееве

Видео-трансляция:

Рубрики
Истории реагирования

ВИЧ-статус больше не является препятствием для усыновления детей в Республике Молдова

22 декабря 2020, Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты издало приказ особой значимости, который гарантирует право на усыновление, опекунство и попечительство человека с ВИЧ-положительным статусом. Теперь запрещено отказывать человеку стать приёмным родителем, опекуном или попечителем на том основании, что он живёт с ВИЧ. Это важная победа в процессе ликвидации дискриминации в нашем обществе и обеспечения права каждого человека на семью, на счастливую жизнь независимо от его ВИЧ-статуса.

«Политика, проводимая министерством, основана на принципе недискриминации. Никто не должен подвергаться дискриминации, независимо от статуса, пола или состояния здоровья. Каждый имеет право на здоровье, образование, семью, работу. Мы должны консолидировать такое общество в Республике Молдова. Я благодарю команду О. А. „Позитивной Инициативы” за сотрудничество и совместную работу, в результате которой соблюдаются права людей с положительным ВИЧ-статусом» — отметила министр здравоохранения, труда и социальной защиты Виорика Думбрэвяну.


Кто и как сделал это возможным?

Оценка лица на предмет возможности усыновления производится, в том числе, на основании медицинской справки. Вопреки тому, что в 2013 Постановление Правительства № 512/2003 «Об утверждении Перечня медицинских противопоказаний для лиц, изъявляющих желание усыновить детей» было отменено, и эти критерии больше не должны быть препятствием, в законодательстве образовался пробел, и практика отразила абсолютно неудовлетворительную ситуацию, без значительных изменений.

В 2020 году О.А. «Позитивная Инициатива» вместе с партнёрскими организациями в рамках регионального #SoS_project активно внедряла в Молдове систему REAct, которая является онлайн инструментом для фиксирования нарушений прав ключевых групп населения, уязвимых к ВИЧ и туберкулёзу. За год в системе REAct было зарегистрировано 5 случаев, когда ВИЧ-позитивным людям в Молдове из-за их ВИЧ-статуса отказывали в усыновлении. Также ответы, полученные нами из органов опеки и попечительства муниципиев Кишинёва, Бельц и Кагула, подтвердили, что ВИЧ-положительный статус на практике всё ещё считается противопоказанием для усыновления и ВИЧ-позитивным людям всё ещё отказывают в усыновлении детей, опеке и попечительстве над ними.

Алена*

Я являюсь опекуном несовершеннолетнего ребенка. По причине болезни (туберкулез) меня отправили на лечение, близких родственников нет — ребёнка забрали в дом малютки. После выписки возникла проблема с тем, что мне отказали в дальнейшей опеке ребёнка из-за положительного ВИЧ-статуса.

*имя изменено

Это привело к диалогу между представителями О.А. «Позитивная Инициатива» и Министерства здравоохранения, труда и социальной защиты в рамках Национальной кампании «Неопределяемый = Непередающий» по борьбе с эпидемией ВИЧ/СПИДа, вследствие которого они пришли к тому, что права на усыновление, опекунство и попечительство должно быть гарантировано для ВИЧ-позитивных людей. Теперь это право стало реальностью.

«Это огромное достижение, я очень рад, что Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты утвердило этот приказ. Я надеюсь и верю, что в результате этого изменения больше детей будут расти и воспитываться в семье, а не в учреждениях и центрах временного размещения», – сказал Андрей Лунгу, адвокат О.А. «Позитивная Инициатива».


Напомним:

За 2020 год в Республике Молдова зарегистрировано 235 обращений в связи с нарушением прав людей, живущих с ВИЧ и представителей групп риска.


Читайте также:

Дискриминация беременных женщин, живущих с ВИЧ в роддоме

Первое в REAct успешное дело в суде по дискриминации из-за ВИЧ статуса

Рубрики
Истории реагирования

Мы не должны уставать повторять: каждый имеет право на свободный доступ к медицинской помощи, независимо от социального статуса

Руководство медицинского центра, расположенного в столице Республики Молдова «Galaxia» подвергло заключённого дискриминации по признаку его социального статуса, отказав ему в предоставлении необходимой медицинской помощи. Заключённому была необходимая специализированная медицинская помощь, которую ему не могли предоставить в тюрьме. Поэтому, по согласованию с администрацией тюрьмы, в середине января 2020 через общественную ассоциацию «Позитивная Инициатива», заключённый обратился в центр «Galaxia» для оказания ему платных (за счёт заключённого) кардиологических услуг.

Рассказываем как это было и чем это закончилось.

Отказ предоставлять медицинские услуги лицу, из-за того, что он заключенный, аргументируя тем что медучреждение является частным и может решать, кому предоставлять медицинские услуги. Действия медучреждения противоречат положениям действующего законодательства, а именно ст. 25 Закона №. 411 от 28.03.1995 г. об охране здоровья, в котором говорится: «Граждане Республики Молдова имеют право запрашивать медицинскую помощь в медико-санитарных единицах любой формы частной или государственной».

Следует также отметить, что ответчик оказывает публичные услуги. Действия медучреждения представляют собой прямую дискриминацию, устанавливая практику, ограничивающую права заключенных.

Кейс из системы REAct от 07.02.2020

10 февраля 2020 в Совет по равенству с жалобой обратился заключённый одной из тюрем Молдовы. Он пожаловался на то, что ему отказали в предоставлении медицинской помощи в частном медицинском центре «Galaxia».

Врачи центра изначально сообщили о том, что они могут предоставить необходимую медицинскую помощь, выдали направление на сдачу анализов и назначили дату приёма. Однако, через несколько дней в «Позитивную Инициативу» позвонил Николае Фрунзэ, заместитель директора центра «Galaxia», и сообщил, что этот центр является частным, что они вправе сами выбирать пациентов и не будут оказывать медицинские услуги заключённому.

Совет по равенству рассмотрел жалобу заключённого и 10 июля 2020 вынес по ней решение за номером 33/20. Совет установил, что руководство медицинского центра «Galaxia» подвергло заключённого дискриминации по признаку его социального статуса (как заключённого), отказав ему в предоставлении медицинской помощи. В своём решении Совет подчеркнул, что:

  • заключённые лишены свободы, но не права на оказание медицинской помощи;
  • пациенту нельзя отказывать в предоставлении медицинских услуг лишь потому, что человек является заключённым – отказ на этом основании является необъективным и неразумным аргументом;
  • частные медицинские учреждения не имеют права выбирать пациентов и обязаны оказывать медицинскую помощь каждому, кто может оплатить их услуги.

«Это решение играет важную роль в обеспечении свободного доступа к медицинской помощи для всех категорий населения, в независимости от социального статуса, а также в предотвращении дискриминации в других медицинских учреждениях, – заявил адвокат Андрей Лунгу, представлявший в Совете интересы заключённого от имени общественной ассоциации «Позитивная Инициатива». – Если ваши права были нарушены, обязательно обратитесь за помощью к адвокату или в общественную организацию. Наш опыт показывает, что в Молдове можно добиться справедливости и это необходимо делать!»

адвокат Андрей Лунгу

Совет по равенству не только признал дискриминацию, но также составит против заместителя директора цента «Galaxia» протокол о совершении правонарушения, предусмотренного ст. 71/1 Кодекса о правонарушениях «Дискриминация в отношении допуска к общедоступным услугам и товарам». В настоящий момент — это правонарушение влечёт за собой наложение штрафа на физических лиц в размере от 3000 до 4200 леев, на должностных лиц в размере от 6000 до 10500 леев и на юридических лиц в размере от 10500 до 13500 леев. Окончательное решение о размере штрафа примет суд.

Совет рассмотрел жалобу в режиме онлайн. В ходе рассмотрения дела были заслушаны в качестве свидетелей представители общественной ассоциации «Позитивная Инициатива», которые непосредственно участвовали в организации медицинского обслуживания заключённого.

Копии решения Совет направил для информации в Национальное агентство по аккредитации в области здравоохранения и социальной помощи, которое проводит оценку и выдаёт сертификаты аккредитации медицинских учреждений в качестве поставщиков социальных услуг в Молдове, а также в Союз частных медицинских учреждений Республики

Читайте также:

Первое в REAct успешное дело в суде по дискриминации из-за ВИЧ статуса